монолог в четырех стенах книга

Часть 1 Монолог в четырёх стенах

День первый: «Зачатки Безумия»

День второй: «Повсюду осколки»

Оскар Уайлд говорил: «Молитва должна оставаться без ответа, в противном случае она перестает быть молитвой и становится перепиской.»
— О! Ты вернулся.
— Да. А разве могло быть иначе? Я всегда возвращаюсь.
— Просто, вдруг ты поумнел и решил отправиться в другое место.
— Я давно решил, но всё никак не могу решиться.
— Это зря. Осень – это, то самое время, когда просто необходимо проветрить сердце.
— А зачем проветривать сердце?
— Ты разве не знаешь? Также, как человеку нужна вода, сердцу, иногда, нужна изоляция от всех эмоций. Иначе оно не выдержит нагрузок и просто остановится.
— Разве нельзя дать ему отдохнуть, не покидая привычного места?
— Конечно, нет. Здесь слишком много воспоминаний. Из-за них сердца и останавливаются. То, что ты, казалось, уже пережил, возвращается и начинает с новой силой давить на сердце. А когда ты в неизвестном месте, какие воспоминания у тебя могут появиться?
— Человек будет скучать по дому, будет скучать по близким людям…
— Люди очень глупые. Они убегают от одной жизни, чтобы в другой вспоминать о первой. Разве это не глупо? Они никогда не будут счастливы, а их сердца, по-прежнему, будут останавливаться, от переизбытка чувств.
— Я ведь тоже человек.
— Естественно. Именно поэтому, ты боишься признаться, что до тех пор, пока держишься за прошлое, будешь несчастлив.
— В этом есть смысл…
— А почему у тебя руки в крови?
— Я собирал осколки и поранился…
— Что случилось?
— Ты не знаешь, когда перестает болеть разбитое сердце?
— Не скоро, мой друг. Сперва, уходит надежда, а вместе с ней и боль.
— Я думал, надежда умирает последней?
— Значит, боль остается навсегда.
— А если собрать сердце?
— Тебе не удастся.
— Почему?
— Еще ни один человек, не смог в одиночку собрать свое сердце.
— Что же делать?
— Нужно найти ту, которая захочет иметь дело с твоим сердцем и доверить его ей.
— А что если, она разобьет его на еще большее количество кусочков?
— Тогда тебе снова будет еще больнее. Но иначе ты не избавишься от сегодняшней боли.
— Что получается, что повсюду боль?
— Именно. Лишь до тех пор, пока ты чувствуешь боль, лишь до тех пор ты жив.
— А если она захочет вернуться?
— Ты ее простишь?
— Прощать – это умение сильных…
— А я не прощаю. Люблю, когда все получают по заслугам.
— А ты умеешь признавать свои слабости. Самое обидное то, что мне с ней хорошо.
— А ей с тобой?
— Когда ей хорошо, она не со мной.

«В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.» Байрон
— Как тебе это удается?
— Что именно?
— Ты всегда знаешь, что надо сказать.
— Надо просто искать ответы в себе, а не в окружающем мире. Мир вообще такая штука, в которой ответы спрятаны глубоко, под покровом одиночества и безразличия.
— Всегда ищу ответы в себе.
— Нет. Ты ищешь их в своем отражении…в других людях. Твое отражение, это не ты. Ты должен смотреть изнутри, а смотришь лишь на поверхность.
— Я не понимаю.
— Ты, как раз, и должен понимать это, в отличии от остальных.
— Почему?
— Подойди к зеркалу…
— Ну и что?
— Что ты видишь?
— Себя.
— Нет…
— Свое отражение?
— Нет! Это даже не твое отражение. Ты видишь меня.
— Но ты всего лишь выдумка. Как в детстве: мне просто нужен воображаемый друг.
— Ты никогда не задумывался: зачем дети придумывают себе друзей?
— Наверное, чтобы люди не считали их одиночками.
— Вовсе нет. Им просто нужно, чтобы кто-то знал, что им надо делать.
— Но ты сам говорил, что ты – это я.
— Нет. Я говорил, что ты меня придумал. Но ты – это ты, а я – это я.
— Как же тогда определить, где заканчиваюсь я, и начинаешься ты?
— Все просто: Там где кончается твоя слабость, начинается моя сила.
— В каком смысле?
— Твоя боль, превращается в мою злость, твое разбитое сердце, превращается в мое желание отомстить.
— Разве не легче забыть?
— Забыть может и легче, но отомстить – приятнее.
— Но, если тебе достались только негативные эмоции, значит ты не сможешь быть счастлив.
— А что такое счастье?
— Ну…это сложно. Счастье – это когда тебе хорошо.
— Мне может быть хорошо. Значит – я могу быть счастлив.

День четвертый: «Остатки сомнений»

Людвиг ванн Бетховен говорил: «Музыка должна высекать огонь из людских сердец»
— Что это за музыка играет?
— Это Вивальди, «Времена года»
— Интересно. Включи сначала.
— Зачем?
— Хочу еще раз послушать.
— Это была «Весна»
— В смысле?
— Их четыре.
— Включи остальные.
— Не думал, что тебе понравится Вивальди.
— Музыка – это, то немногое, что может позволить человеку почувствовать не только полет, но и падение.
— Красиво сказал.
— Важнее то, что я красиво думаю.
— Получается, что это я красиво думаю.
— Не обязательно.
— Как это? Ведь я тебя придумал, ты в моей голове.
— А вдруг это ты в моей голове? Вдруг, это не ты меня придумал, а я тебя…
— Разве такое возможно?
— Возможно всё, мой друг.
— А как нам это узнать?
— Никак. Возможно даже, что мы обычные персонажи, чьей-то, пока недописанной книги.
— Но тогда…получается, что мы ничего не решаем?
— Вот именно. Просто кто-то выдумывает наш диалог.
— Так значит…
— Точно, мой друг. Значит, что мы в чьей-то голове. А возможно даже, что этот кто-то, тоже не сам себя придумал.
— Как это?
— Ты никогда не думал о том, что, возможно, весь наш мир, тот мир, который люди так хорошо знают, просто чья-то выдумка? Гениальный роман, с бесконечным числом сюжетных линий…или сюжетная линия и вовсе одна: твоя. А всего остального не существует, пока оно не попадает на линию, в которой ты существуешь постоянно…

Источник

Монолог в четырех стенах

День второй: «Повсюду осколки»
Оскар Уайлд говорил: «Молитва должна оставаться без ответа, в противном случае она перестает быть молитвой и становится перепиской.»
— О! Ты вернулся.
— Да. А разве могло быть иначе? Я всегда возвращаюсь.
— Просто, вдруг ты поумнел и решил отправиться в другое место.
— Я давно решил, но всё никак не могу решиться.
— Это зря. Осень – это, то самое время, когда просто необходимо проветрить сердце.
— А зачем проветривать сердце?
— Ты разве не знаешь? Также, как человеку нужна вода, сердцу, иногда, нужна изоляция от всех эмоций. Иначе оно не выдержит нагрузок и просто остановится.
— Разве нельзя дать ему отдохнуть, не покидая привычного места?
— Конечно, нет. Здесь слишком много воспоминаний. Из-за них сердца и останавливаются. То, что ты, казалось, уже пережил, возвращается и начинает с новой силой давить на сердце. А когда ты в неизвестном месте, какие воспоминания у тебя могут появиться?
— Человек будет скучать по дому, будет скучать по близким людям…
— Люди очень глупые. Они убегают от одной жизни, чтобы в другой вспоминать о первой. Разве это не глупо? Они никогда не будут счастливы, а их сердца, по-прежнему, будут останавливаться, от переизбытка чувств.
— Я ведь тоже человек.
— Естественно. Именно поэтому, ты боишься признаться, что до тех пор, пока держишься за прошлое, будешь несчастлив.
— В этом есть смысл…
— А почему у тебя руки в крови?
— Я собирал осколки и поранился…
— Что случилось?
— Ты не знаешь, когда перестает болеть разбитое сердце?
— Не скоро, мой друг. Сперва, уходит надежда, а вместе с ней и боль.
— Я думал, надежда умирает последней?
— Значит, боль остается навсегда.
— А если собрать сердце?
— Тебе не удастся.
— Почему?
— Еще ни один человек, не смог в одиночку собрать свое сердце.
— Что же делать?
— Нужно найти ту, которая захочет иметь дело с твоим сердцем и доверить его ей.
— А что если, она разобьет его на еще большее количество кусочков?
— Тогда тебе снова будет еще больнее. Но иначе ты не избавишься от сегодняшней боли.
— Что получается, что повсюду боль?
— Именно. Лишь до тех пор, пока ты чувствуешь боль, лишь до тех пор ты жив.
— А если она захочет вернуться?
— Ты ее простишь?
— Прощать – это умение сильных…
— А я не прощаю. Люблю, когда все получают по заслугам.
— А ты умеешь признавать свои слабости. Самое обидное то, что мне с ней хорошо.
— А ей с тобой?
— Когда ей хорошо, она не со мной.

Читайте также:  монтаж отверстий в стене

День третий: «…»
«В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.» Байрон
— Как тебе это удается?
— Что именно?
— Ты всегда знаешь, что надо сказать.
— Надо просто искать ответы в себе, а не в окружающем мире. Мир вообще такая штука, в которой ответы спрятаны глубоко, под покровом одиночества и безразличия.
— Всегда ищу ответы в себе.
— Нет. Ты ищешь их в своем отражении…в других людях. Твое отражение, это не ты. Ты должен смотреть изнутри, а смотришь лишь на поверхность.
— Я не понимаю.
— Ты, как раз, и должен понимать это, в отличии от остальных.
— Почему?
— Подойди к зеркалу…
— Ну и что?
— Что ты видишь?
— Себя.
— Нет…
— Свое отражение?
— Нет! Это даже не твое отражение. Ты видишь меня.
— Но ты всего лишь выдумка. Как в детстве: мне просто нужен воображаемый друг.
— Ты никогда не задумывался: зачем дети придумывают себе друзей?
— Наверное, чтобы люди не считали их одиночками.
— Вовсе нет. Им просто нужно, чтобы кто-то знал, что им надо делать.
— Но ты сам говорил, что ты – это я.
— Нет. Я говорил, что ты меня придумал. Но ты – это ты, а я – это я.
— Как же тогда определить, где заканчиваюсь я, и начинаешься ты?
— Все просто: Там где кончается твоя слабость, начинается моя сила.
— В каком смысле?
— Твоя боль, превращается в мою злость, твое разбитое сердце, превращается в мое желание отомстить.
— Разве не легче забыть?
— Забыть может и легче, но отомстить – приятнее.
— Но, если тебе достались только негативные эмоции, значит ты не сможешь быть счастлив.
— А что такое счастье?
— Ну…это сложно. Счастье – это когда тебе хорошо.
— Мне может быть хорошо. Значит – я могу быть счастлив.

День четвертый: «Остатки сомнений»
Людвиг ванн Бетховен говорил: «Музыка должна высекать огонь из людских сердец»
— Что это за музыка играет?
— Это Вивальди, «Времена года»
— Интересно. Включи сначала.
— Зачем?
— Хочу еще раз послушать.
— Это была «Весна»
— В смысле?
— Их четыре.
— Включи остальные.
— Не думал, что тебе понравится Вивальди.
— Музыка – это, то немногое, что может позволить человеку почувствовать не только полет, но и падение.
— Красиво сказал.
— Важнее то, что я красиво думаю.
— Получается, что это я красиво думаю.
— Не обязательно.
— Как это? Ведь я тебя придумал, ты в моей голове.
— А вдруг это ты в моей голове? Вдруг, это не ты меня придумал, а я тебя…
— Разве такое возможно?
— Возможно всё, мой друг.
— А как нам это узнать?
— Никак. Возможно даже, что мы обычные персонажи, чьей-то, пока недописанной книги.
— Но тогда…получается, что мы ничего не решаем?
— Вот именно. Просто кто-то выдумывает наш диалог.
— Так значит…
— Точно, мой друг. Значит, что мы в чьей-то голове. А возможно даже, что этот кто-то, тоже не сам себя придумал.
— Как это?
— Ты никогда не думал о том, что, возможно, весь наш мир, тот мир, который люди так хорошо знают, просто чья-то выдумка? Гениальный роман, с бесконечным числом сюжетных линий…или сюжетная линия и вовсе одна: твоя. А всего остального не существует, пока оно не попадает на линию, в которой ты существуешь постоянно…

Раздел разума

День 5 «День новый»
«Мы можем пытаться избежать выбора, ничего не делая, но даже это решение»
Гарри Коллинз.

— Как думаешь, что-то изменилось?
— С чего бы?
— Новый день. Новый рассвет. Возможно, новая жизнь.
— Чтобы получить что-то новое, надо сперва отказаться от чего-то старого.
— В каком смысле?
— Когда начинается новый день, прежний становится вчерашним; солнце поднимается на рассвете только после того, как опустится в закат; Так же и с жизнью: чтобы началась новая, старой необходимо уйти.
— Но ведь я не могу просто вычеркнуть из памяти то, что было.
— Ты можешь перестать стремиться вернуть то, что было.
— Это тоже не просто.
— Куда проще, чем кажется. Просто ты не хочешь отпускать прошлое.
— Но я хочу начать новую, хорошую жизнь.
— Нет. Ты хочешь вернуть старую, казавшуюся хорошей, жизнь.
— И как это изменить?
— А никак. Время изменит всё, вместо тебя. Ты просто должен смириться с этим. Такова человеческая натура.
— Ты сам говорил, что надо совершать безумные поступки.
— Так чего ты хочешь? Хорошей жизни или настоящей?
— А разве нельзя жить настоящей жизнью и при этом, чтобы она была хорошей?
— Нет. Твоя «хорошая» жизнь, всегда будет зависеть от других людей. А вот настоящая жизнь зависит только от тебя.
— И какой выбор будет правильным?
— Не знаю. У каждого он свой. У тебя один, а у меня – другой.
— Что же делать?
— Сам решай.
— А если, не делать ничего?
— Это тоже выбор. Просто ты решаешь пустить всё на самотек.
— Я запутался.
— А я и не сомневался.
— Почему?
— Твое мышление закрыто в рамках понятия «хорошая жизнь». А сам ты даже не знаешь, что такое «хорошая жизнь».
— И что же это?
— Я тоже не знаю. Но в этом наше различие: ты не знаешь, что это, но стремишься к этому, а я не знаю, и не спешу узнать.
— Разве тебе не интересно?
— Интересно. Но не более того.
— Ты немного странный…
— Еще бы. Я ведь и вовсе выдуманный.
— По-твоему это оправдание?
— Почему бы и нет…
— А если это перестанет быть оправданием?
— Я найду новое.
— Может, ты перестанешь быть странным?
— Нет. Однозначно, нет.
— Но почему?
— Если я перестану быть странным, то я перестану видеть жизнь в красках. Я стану обычным. Тогда я перестану быть собой и стану кем-то другим…

День 6 «Старая история»
Дарю вам совет: если услышите, что прошлое начинает говорить с вами, почувствуете, как оно тянет вас назад, гладит пальцами по спине, лучшее, что вы можете сделать, — бежать.
Лорен Оливер

— Знаешь, я, наверное, никогда уже не влюблюсь.
— Влюбишься.
— С чего ты взял?
— Люди наивны. Вам хочется верить во что-то. Хотя бы в любовь.
— А ты разве не веришь?
— В любовь? Нет.
— А вдруг ты влюбишься?
— Ад замерзнет раньше, чем я снова поверю в любовь.
— Значит, ты уже любил, а теперь говоришь, что любви нет?
— Все так делают. Если ты не веришь в любовь, значит то, что ты чувствовал, была не любовь. А значит, оно пройдет. Рано или поздно.
— Когда я ее впервые увидел, она мне показалась такой же прекрасной и неповторимой, как закат солнца.
— Ты не задумывался, что каждый человек, словно закат солнца?
— В каком смысле?
— Ну…каждый кажется неповторимым, индивидуальным, единственным. А что в итоге?
— Что?
— Каждый человек, такой же, как и любой другой. Просто солнце заходит за горизонт, как и вчера, как и завтра. Просто, в итоге, уходит из твоего поля зрения.
— Но ведь утром оно снова появится.
— А вдруг нет?
— В каком смысле?
— Ты никогда не думал, что каждый закат, который ты видишь, может стать последним?
— Какие-то негативные мысли…
— Это реальные мысли. А что, если завтра ты не проснешься? Каждый день ты меняешься и каждое утро «ты» уже другой. Значит, каждое утро, просыпаешься уже не совсем «ты», и значит, что каждый закат – последний.
— Но ведь, каждое утро, я остаюсь собой, пусть и немного изменившимся.
— В этом твоя проблема: ты не хочешь замечать изменений в себе. Как же ты тогда заметишь изменения в жизни? Вся наша жизнь зависит от мелочей, которые ты просто не хочешь замечать.
— Ты хочешь сказать, что надо уделять больше внимания мелочам?
— Нет. Надо просто замечать мелочи. Чувствуешь разницу?
— Не особо.
— Чем больше внимания ты уделяешь чему-либо, тем меньше заметишь; Чем внимательнее ищешь, тем меньше найдешь. Знаешь, где лучше что-либо прятать?
— Где?
— На самом видном месте. Там точно никто не станет искать.
— Что ты хочешь этим сказать?
— Ты ищешь. Ты заглядываешь во все углы и открываешь все сейфы. А самое лучшее лежит у тебя под носом, но ты это не видишь, ведь увлечен поиском.
— И что же делать?
— Перестать искать и жить. Остановиться, оглядеться по сторонам…и просто жить. Тогда ты будешь счастлив.
— Я думал, ты не веришь в счастье…
— Всем надо во что-то верить. Из этого правила нет исключений.

Читайте также:  мокрый фасад в уфе

День 8 «Моменты одиночества»
Одиночество — извечный рефрен жизни.
Оно не хуже и не лучше, чем многое другое.
О нем лишь чересчур много говорят.
Человек одинок всегда и никогда.
Эрих Мария Ремарк

— Ты никогда не задумывался, что становится, как-то одиноко?
— А что в этом плохого?
— Ну не знаю. Просто это одиночество. И это не хорошо.
— Нас всегда двое. Значит, это не одиночество.
— Но ты это я, а я это ты, что бы ты ни говорил.
— Зато тебе всегда есть с кем поговорить.
— С самим собой?
— Нет. Со мной. Ты не заметил, что мы совершенно разные?
— Заметил. Но иногда хочется поговорить с тем, кто не знает обо мне столько подробностей, сколько знаешь ты.
— Глупый ты. Наслаждайся моментом.
— Каким?
— Моментом одиночества.
— Что же в нем хорошего? В одиночестве.
— В такие моменты ты просто забываешь обо всем. Забываешь, что вокруг тебя есть люди. Забываешь, что, возможно, кто-то ждет тебя. Забываешь, что кому-то ты нужен. В такие моменты, ты как будто мертв…тебя нет. Как будто нет.
— А что хорошего в том, что тебя нет?
— У тебя есть время побыть одному. Просто посмотреть в окно, насладиться музыкой, насладиться уединением. Ты один. И тебе достаточно этой компании.
— И почему тебе это так нравится?
— Просто наш мир стал настолько притворным, что уже невозможно ничего объяснить. Каждый играет свою роль в этой глобальной пьесе. Какие-то актеры уходят, какие-то приходят. Кто-то остается дольше на сцене. Кто-то, наоборот, уходит слишком быстро. Но, все-таки, все играют. И от этого тошно.
— Ты не ответил.
— Почему я люблю моменты одиночества? В такие моменты можно отдохнуть, подумать…ведь люди сходят с ума, именно из-за отсутствия этих моментов.

Тонкая грань

День 10 «Возвращение»
«Две загадки в мире есть: как родился – не помню, как умру – не знаю.»
Александр Солженицын

— Тебя давно не было…
— Мне надо было подумать.
— О чем?
— Ни о чем. Просто подумать. Разве обязательно думать о «чем-то»?
— Если ты задумался, значит, этому есть причина.
— Не обязательно. Разве ты никогда не думал без причины?
— Нет.
— Ты много потерял. И вообще, когда делаешь что-то без причины, просто так, удовольствия ради, то наслаждаешься. Всё остальное, лишь погоня за причиной.
— Я не понимаю.
— Что конкретно?
— Я тебя не понимаю.
— И не пытайся.
— Почему?
— Я сам себя не всегда понимаю.
— Так не бывает.
— Почему же?
— Ты просто не хочешь себя понимать. Но ты понимаешь.
— Именно потому, что я не хочу понимать, я имею полное право не понимать.
— Это не логично.
— К черту логику! Из-за таких вещей как логика и мораль люди перестали жить и наслаждаться.
— В каком смысле?
— Смертельно больной человек, который хочет жить, будет бороться за жизнь и выживет, а в итоге врач скажет, что это не логично и пациент должен был умереть. А здоровый человек, поддаваясь законам логики, проживет свою жизнь так, словно никогда и не жил.
— И что делать?
— Плевать на логику! Плевать на правила! Учись жить так, словно завтра умрешь. Иначе умрешь, так и не успев пожить.

День 11 «Последняя остановка»
«Если искусство- всего лишь выражение неудовлетворённых страстей, если религия-самообман, то для чего мы живём?»
Рэй Брэдбери «Марсианские хроники».

— У тебя есть цель в жизни?
— Конечно.
— И какая?
— Добиться успеха и наслаждаться жизнью.
— Глупо…
— Почему?
— Ну подумай. Наша жизнь – путешествие. Мы рождаемся, взрослеем, стареем и умираем. И так с каждым человеком.
— Но каждый живет по-своему.
— Просто задумайся. Жизнь – путешествие. Мы все едем в одном поезде. И конечная станция у всех одна – «Гроб».
— К чему ты это?
— Лишь к тому, что человечество живет так, словно надеется, что конечную отменят, билет продлят, и они будут вечно кататься на поезде под названием «Жизнь».
— Но, ведь надо ради чего-то жить.
— Живи, чтобы жить. Только так можно жить по-настоящему.
— И как это сделать?
— Я не знаю, как тебе это сделать. У каждого своя жизнь и свой выбор.
— Но мы с тобой – одно целое, а значит и выбор у нас один.
— Нет.
— Почему?
— Ты помнишь, когда я появился?
— Нет…
— Я появился, когда ты сделал выбор, который противоречил моему выбору.
— В смысле?
— Я появился, когда ты потерял ту, которую я любил.
— Я думал, ты не способен любить.
— Теперь – нет. Потому что я всё еще люблю.
— Я не понимаю.
— Ты просто не видишь разницы между любовью и влюбленностью.
— И в чем же она?
— Влюбленность – это временная чувствительность, а любовь – вечное чувство.

Читайте также:  можно выравнивать пол плиточным клеем

Одинокий фотограф

— Привет, сосед! Кажется, мы не знакомы?
— Привет. Нет.
— Пиво будешь? Заходи.

— И так, чем ты занимаешься?
— Я писатель.
— Интересно. И что пишешь?
— Мелочи. Глупости о жизни.
— Ну, кто-то должен это писать. А я фотограф.
— Круто. Ты один живешь?
— Теперь да. Раньше с девушкой жил.
— Почему расстались?
— Не знаю. Сложно объяснить. Она особенная, а я, похоже, нет.
— Что же в ней было особенного?
— Она была слишком естественна, для этого придуманного мира. Этим она и завораживала.
— Слишком естественна?
— В ней не было обмана. Вообще, знаешь, тяжело поймать искренность.
— Так верни ее.
— Не всё так просто.
— Почему?
— Знаешь, на фотографии, как в жизни. В одном моменте можно увидеть множество преимуществ и недостатков. Например, когда ты один, из этого можно сделать шедевр.
— А в чем же тогда недостаток?
— Это очевидно! Ты один…
— Это не всегда недостаток.
— В смысле?
— Цени одиночество. В мире, где все зависят друг друга, одиночество перестает быть изъяном и становится свободой.
— Хорошо сказал. За это надо выпить.
— И часто ты пьешь?
— Знаешь, мои привычки меня когда-нибудь погубят. То, что я пью и курю это ладно. Но вот привычка просыпаться в 6 утра меня убивает.
— И много у тебя таких привычек?
— Очень. Она тоже была моей привычкой.
— Ты постоянно о ней говоришь, может хватит?
— Просто она смотрела так, что у меня внутри что-то замирало на миг. А потом она перестала так смотреть и то, что замирало, просто сломалось.
— Тебе надо отвлечься! Ты ведь фотограф! Расскажи лучше о фотографии.
— Фотография – это здорово. Это свой мир. Каждая фотография – это отдельно выдуманная история. Так же, как книга. Только в книге ты придумываешь картинку к словам, а тут наоборот.
— Интересная мысль.
— Только не говори никому.
— Хах. Хорошо.
— Знаешь в чем мой секрет?
— В чем?
— Я всегда пытаюсь поймать что-то настоящее в людях.
— Настоящее?
— Да! Мне больше всего нравится фотографировать стариков, детей и влюбленных. Просто старикам уже незачем врать, дети еще не научились врать.
— А влюбленные?
— А по-настоящему влюбленным просто не до обмана.
— Слушай, а где у тебя тут туалет?
— Вон та дверь.
— Сейчас вернусь.

— Так, на чем мы остановились?
— …
— Ау! Ты уснул, что ли?
— Извини. Всю ночь не спал.
— Почему?
— Шел дождь…
— Депрессия?
— Нет. Просто последнее время дождь слушать приятнее, чем некоторых людей.
— Понимаю.
— Ты присаживайся. В ногах правды нет.
— Дружище, мы живем в таком мире, где правды нет в принципе.
— И то верно.
— Классная фотография. Кто это?
— Моя любовь.
— Красивая.
— Скорее всего, всю эту любовь я сам выдумал.
— Зато никто не посмеет оспорить любовь, которую ты сам себе придумал.
— Интересная мысль. Я запомню.
— Знаешь, если бы кто-то записывал всё, что я придумываю, когда у меня нет ручки и бумаги, я уже давно сам написал бы целую библиотеку.
— Я себя так же чувствую без фотоаппарата…
— Ладно, я пойду, наверно.
— Хорошо.
— Еще увидимся.
— Слушай, писатель, а в чем счастье?
— Счастье? Видеть в глазах человека то, что чувствуешь сердцем.

Я всё еще молод и слеп!
Я всё еще молод и глуп.
А вы постарели уже.
Жаль, что прошлое не вернуть.

Последняя

У тебя нет души. Ты – душа. У тебя есть тело.
Клайв Стэйпл Льюис

Заново-Человек

Предисловие
Просто задумайся, ты когда-нибудь хотел начать жизнь заново? Не просто уехать куда-то, а именно, начать жизнь «с чистого листа». Наверняка, ответ будет «да». Представь, что однажды утром, ты откроешь глаза и не будешь знать, кто ты. Мир будет существовать так же, как раньше, планета будет продолжать движение, во вселенной ничего не изменится. Возможно, что кто-то ждет тебя, но ты этого не помнишь. Кто-то, кому ты очень нужен, или тот, кто нужен тебе…
А твой мир, твоя вселенная станет другой. Даже не так. Твой мир просто будет. Он будет не хорошим, не плохим. Он просто будет. Ты откроешь глаза и будешь думать, что открыл их впервые. У тебя нет воспоминаний, а значит – нет прошлого. Только настоящее…и, возможно, будущее.
А может, каждый из нас забыл, что-то важное? Когда родился. Может, каждого из нас кто-то ждет? Может, каждый из нас кому-то нужен?
Ты всё еще думаешь, что хотел бы начать заново? Мне кажется, моя жизнь не была идеальной. Наверно, когда-то я тоже думал, что хочу начать заново. Наверняка, хотелось забыть все, что случалось. Забыть всё, что когда-либо помнил…
Но не теперь. Сейчас мне хочется только одного:
ВСПОМНИТЬ…

Глава 1
— Разряд!
— Есть! Пульс появился!

Я начал приходить в себя. Я слышал шаги, слышал, как открывается и закрывается дверь. Но я не мог открыть глаза. То ли веки стали тяжелее, то ли у меня просто не был сил, чтобы поднять их. Около часа я просто лежал и слушал. Слушал, как кто-то ходит рядом, как кто-то разговаривает. Но я не мог понять, что именно там говорят. Это был словно другой мир. Как будто за ширмой. А я стою с другой стороны и прислушиваюсь. Но весь разговор доносится до меня лишь монотонным жужжанием. Наконец-то мне удалось открыть глаза. Ко мне почти сразу подошла девушка в белом халате. У меня присутствует логика. Это не кино, где увидев медсестру, спрашивают «Где я?».
— Пришел в себя – сказала девушка в белом халате.
В ее голосе слышалась уверенность. И уверенности было намного больше, чем в моих мыслях. Я пришел в себя…но кто я? Я пытался вспомнить, почему я здесь. Не получилось.
— Имя свое помнишь? – она стояла прямо надо мной и я увидел кулон на ее шее.
Я попытался напрячь память и вспомнить свое имя. И у меня снова ничего не вышло.
— Нет. – хриплым голосом ответил я.
Интересно, у меня всегда такой голос, или я просто долго был в отключке.
— Что со мной случилось?
— Ты выпал из окна. Скорая приехала вовремя. У тебя сердце встало, но они успели его запустить.
— Давно я здесь?
— Три дня. А теперь поспи. Тебе нужен покой. – с этими словами она развернулась и вышла из палаты.
Но мне не нужен был покой. Сейчас мне нужны были ответы. Я пришел в себя, но не знал, кто я. Я мгновенно понял, что я в больнице, но не мог вспомнить, как выглядит моя квартира, из которой, по словам медсестры я выпал. Я чувствовал себя ребенком. Вот только дети стремятся познать окружающий мир, а мне надо было узнать себя. Я попробовал вспомнить, как я выгляжу, но и это мне не удалось. Надо найти зеркало.
Я попытался встать с койки, но ноги отказались меня слушаться и я упал. Как раз в этот момент вернулась «белохалатница».
— Что ты делаешь. Тебе покой нужен!
— Мне зеркало нужно, а не покой.
Она помогла мне залезть обратно на кровать. Я чувствовал, что сейчас отключусь. Силы были на исходе.
— Кто я? – раздался вопрос и, не дождавшись ответа, я отключился.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
POLEZNO.PROVOCANTE-SHOES.RU - Полезный портал для дома и жизни
Adblock
detector